История развития уголовного законодательства, направленного на охрану семьи

В древнерусском праве (Русская Правда XI-XV вв., Судебники 1497, 1550 гг.) не рассматривались интересы семьи и несовершеннолетних в качестве самостоятельных объектов уголовно-правовой охраны и не предусматривались нормы об ответственности за деяния, посягающие на интересы семьи и несовершеннолетних.

Это, по мнению В. О. Ключевского, объясняется рядом причин: во-первых, тем, что законодатель воспроизводил действовавшее на Руси право только в меру потребностей церковной юрисдикции. Поэтому законодательство того периода умалчивало о политических преступлениях, а также об умычке, об оскорблении женщин и детей, об обидах словом, так как эти дела судились церковным судом на основании особых церковных законоположений.

https://www.youtube.com/watch?v=upload

Во-вторых, до половины XI столетия княжеский судья мог обходиться и без законов, потому что были еще крепки древние юридические обычаи, которыми руководствовался в судебной практике князь и его судья; наличие состязательного процесса и забывчивость судьи о юридическом обычае позволяли тяжущимся сторонам самим напомнить о нем.

В Церковных Уставах Великих князей Владимира Святославовича и Ярослава, охранявших интересы семьи и несовершеннолетних, к преступным относились следующие посягательства: «смилное» — не освященную церковью совместную жизнь мужчины и женщины; «заставанье» — прелюбодеяние; «в племени или в сватьстве поимуться» — кровосмешение;

«пошибанье» — изнасилование чужой жены или дочери; «или сын отца бьеть, или матерь, или дчи, или снъхи свекровь» — избиение (убийство) родителей «отроком»; «или девка детя повержеть» — избавление от младенца, аборт; «аже у отца и у матери дчи девкою детяти добудеть» — рождение внебрачного ребенка; «тако же и женка без своего мужа или при мужи дитяти добудеть, да погубить, или в свиньи ввержеть, или утопить» — детоубийство незаконнорожденного ребенка, совершенное замужней женщиной;

Непосредственно защите интересов семьи были посвящены нормы гл. XX Воинского артикула «О содомском грехе, о насилии и блуде». Охраняемые ее нормами отношения можно условно подразделить на две группы. К первой силою дадут, а что створить над собою Тако же и отрок» — насилие со стороны родителя при заключении брака их дочерью или сыном и их возможное самоубийство.

Новгородская и Псковская судные грамоты — крупнейшие памятники феодального права эпохи раздробленности Руси  — содержали две нормы, имеющие непосредственное отношение к охране интересов семьи и несовершеннолетних: ответственность за лишение сына права на наследство, за отказ в помощи своим родителям — «Аже сын отца или матерь не скормит до смерти, а пойдет из дому, части ему не взять» (ст.

Соборным Уложением 1649 г. предусматривалась ответственность за убийство родителей и детей, братьев и сестер, женой мужа, незаконнорожденных детей (ст. 1 — 3, 7, 14, 26 гл. XXII).

Убийство отца или матери как для прямых виновников, так и для тех, «которые с ними такое дело учинят», влекло за собой смертную казнь (ст. 1 — 2 гл. XXII), убийство же детей родителями — тюремное заключение и «у церкви божии объявляти тот свой грех всем людям вслух. А смертию отца и матери за сына и за дочь не казнити» (ст. 3 гл. XXII).

Отнесение убийства родителей к квалифицированному лишению жизни и более строгое наказание за его совершение были обусловлены особым качеством объекта посягательства, специфическими качествами лица, его совершающего, и особенностью отношений между виновным и потерпевшим. Родителеубийство указывало на «особую нравственную испорченность виновных», «на забвение виновным одного из инстинктов, присущее человеческой природе, забвение, предполагавшее в нем в свою очередь особенную испорченность преступной воли, а потому долженствованное повлечь и усиление ответственности».

В Домострое — памятнике обычного права отражена неограниченная власть родителей над своими детьми: «Казни сына своего от юности его … и не ослабеи бия младенца, аще бо жезлом биеши его, то не умрет, но здравее будет: ты бо бия его по телу, душу его избавляеши от смерти. Дщерь ли има- ши, положи на нь грозу свою.

Воспитай детей в запретах и найдешь в них покой и благословение. Так не дай ему воли в юности, но пройдись по ребрам его, пока он растет, и тогда, возмужав, не провинится перед тобой и не станет тебе досадой и болезнью души, и разорением дома, погибелью имущества, и укором соседей, и насмешкой врагов, и пеней властей, и злою досадой».

Согласно Соборному Уложению наказание также предусматривалось за грубость  или нанесение побоев родителям, самовольное завладение их имуществом (ст. 4 — 5 гл. XXII).

Дети не имели права обращаться в суд с челобитными на родителей и подлежали за такое челобитье битью кнутом. При этом наказание на детей налагалось без производства расследования, только по жалобе родителей. Однако, по мнению большинства исследователей, Уложение содержало и исключение: доносы детей на родителей допускались (и даже были обязательны) при обвинении в государственных преступлениях (ст. 6, 7, 18, 19 гл. II).

https://www.youtube.com/watch?v=ytpressru

Следовательно, нормы Уложения регулировали взаимоотношения родителей и детей в пределах семьи, предоставляя родителям полную свободу в выборе средств и методов воздействия на детей, «исходя из принципа безусловной власти первых над вторыми». Если обязанности главы семьи перед детьми имели исключительно моральный характер , то обязанности детей перед родителями были определены в законе.

В отличие от ст. 53 Псковской судной грамоты в ст. 5 Соборного Уложения предусматривалось наказание «бить кнутом же нещадно» за непочитание и отказ кормить престарелых родителей.

В Соборном Уложении предусматривалась ответственность за преступление против общественной нравственности — сводничество (ст. 25 гл. XXII), в том числе сводничество, превращенное в промысел, рассматривалось как квалифицированное преступление.

Сравнение ст. 3 и 26 гл. XXII Соборного Уложения показывает, что законодатель не относил к разряду семейных преступлений умышленное причинение смерти ребенку, рожденному вне брака («в блуде»), приравнивал его к преступлению безнравственному и аморальному. Однако за совершение такого деяния матери грозила уже более суровая кара — смертная казнь. Применение столь суровой меры объясняется тем, что вина убийства отягчается виной «блуда» и стремлением его скрыть.

Значительный вклад в правовую охрану семьи и несовершеннолетних был сделан законотворческой деятельностью Петра I. Наибольший интерес из уголовно-правовых документов петровского времени представляет Воинский артикул 1715 г., который действовал параллельно с Соборным Уложением 1649 г.4 вплоть до создания Свода законов Российской империи.

Непосредственно защите интересов семьи были посвящены нормы гл. XX Воинского артикула «О содомском грехе, о насилии и блуде». Охраняемые ее нормами отношения можно условно подразделить на две группы. К первой из них относились отношения, возникающие из брака. Преступлениями, посягающими на эти отношения, являлись прелюбодеяние, многобрачие, инцест.

В отличие от Соборного Уложения 1649 г. в петровском Артикуле разграничены прелюбодеяние, совершенное между лицами, состоящими в браке (двойное прелюбодеяние), и прелюбодеяние между лицами, находящимися в супружестве с холостыми (простое прелюбодеяние). При простом прелюбодеянии ответственность смягчалась, если за уличенного в прелюбодеянии ходатайствовал супруг или совершивший прелюбодеяние мог доказать, что в браке не может «телесную охоту утолить». Квалифицированными прелюбодеяниями признавали браки с нехристианами, раскольниками, кровосмесительные браки, за что назначались плети и епитимия.

Прелюбодеянием признавалось и половое сношение холостого мужчины с девицей, сговоренной с другим мужчиной.

Равным прелюбодеянию (начиная со второй половины XVII в.) считали и многобрачие (двоеженство) (арт. 171, 172). Н. С. Таганцев, объясняя ответственность за многобрачие, отмечал, что существенный признак многобрачия состоит не в нарушении прав супруга, которое может и отсутствовать, не в обольщении вступающего с виновным в брак, не имеющим места при обоюдном знании брачующихся о прежнем супружестве, а в нарушении общественно-государственного начала единобрачия.

Половое сношение с близкими родственниками или близкими свойственниками каралось смертной казнью. Церковному покаянию и наказанию по усмотрению суда за кровосмешение также подлежали лица, находящиеся в боковой степени родства (арт. 173, 174). Л. С. Белогриц-Котляревский писал, что «запрещая кровосмешение, государство, очевидно, стремится охранить не чьи- либо права, а религию и мораль как основы общежития».

Во вторую группу включены отношения по поводу охраны института семьи. Так, согласно арт. 176 в случае рождения ребенка от связи холостого мужчины с незамужней женщиной и его отказа от женитьбы отец ребенка обязан предоставить средства на содержание матери и младенца, кроме того, должен быть наказан церковным покаянием.

https://www.youtube.com/watch?v=ytpolicyandsafetyru

Артикулы Петра I содержали ряд новых решений по вопросам ответственности за преступления против несовершеннолетних. Так, в 1715 г. впервые в России была уравнена ответственность за убийство малолетнего ребенка и родителеубийство (арт. 163). Лица, совершившие указанные преступления, наказывались колесованием.

Однако если убийство было совершено «не нарочно или не в намерении кого умертвить», например, если кто-нибудь наказывал жену или ребенка и так жестоко побил, что причинил смерть, то наказание смягча лось. Другими словами, это рассматривалось как смягчающими вину обстоятельствами (толкование к арт. 163).

1.1 Основные этапы  развития уголовного законодательства о преступлениях против интересов семьи

В Артикулах отводилось место и преступлениям против половой неприкосновенности несовершеннолетних. Так, арт. 166 гласил: «имеют быть наказаны» за акт мужеложства несовершеннолетнего, «ежели кто отрока осквернит …». Наказание усиливалось в случае насильственного совершения указанного деяния: «Ежели насильством то учинено, тогда смертию или вечно на галеру ссылкою наказать».

Уложением о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г., особенно в последней его редакции 1885 г., во многом были упорядочены и существенно дополнены нормы, касающиеся преступлений в сфере охраны семьи и несовершеннолетних .

По сравнению с прежним уголовным законодательством система преступлений Особенной части Уложения стала более четкой и соответствовала в какой-то мере объектам посягательства. Так, законодатель предусмотрел преступления, посягающие на интересы семьи и несовершеннолетних в отдельных разделах Уложения.

Раздел XI «О преступлениях против прав семейственных» включал в себя несколько групп отношений. Первую составили брачные отношения: «О преступлениях против союза брачного» (гл. I). Во вторую группу были включены личные неимущественные и имущественные отношения между членами семьи: «О злоупотреблениях родительской власти и о преступлениях детей против родителей» (гл. II).

Предлагаем ознакомиться  Статья 160 постановление об отказе о возбуждении уголовного дела

Личные неимущественные и имущественные отношения между другими родственниками и иными лицами выделены в третью группу отношений: «О преступлениях против союза родственного» (гл. III). В четвертую группу вошли отношения, возникающие в связи с устройством в семью детей, оставшихся без попечения родителей: «О злоупотреблении власти опекунов и попечителей» (гл. IV).

Интересы несовершеннолетних охранялись как специально выделенными нормами («О нарушении постановлений о воспитании юношества» (гл. 6 раздела VIII «О преступлениях против общественного благоустройства и благополучия»), так и иными нормами, предусматривающими ответственность за посягательства против детей.

Хотя закон на протяжении XVIII — первой половины XIX в. все еще определял внутрисемейные отношения как патриархально-авторитарные, тем не менее под влиянием демократических и гуманистических начал власть главы семьи над домочадцами постепенно ослабевала и, самое главное, стала регулироваться законом.

https://www.youtube.com/watch?v=ytcopyrightru

По справедливому замечанию А. Лохвицкого, «это смягчение обусловливалось не только нравственными началами, но и государственным  интересом,  потому  что  дети,  находясь  в  безусловной  власти родителей, повинуясь  им  беспрекословно,  тем  самым  выходили  из  власти  государства; самодержавие родителей парализовало самодержавие верховной власти и закона. Теперь власть родителей сохранена законом в пределах, требуемых нравственностью, благом семьи, самих детей и государства».

Согласно нормам гл. II раздела XI Уложения 1845 г. преступными стали признаваться следующие злоупотребления родительской властью: принуждение своих детей к браку или пострижению в монашество (ст. 2078); вовлечение своих несовершеннолетних детей в преступление (ст. 2079); развращение нравственности детей, а также потворство их разврату (ст. 2080); присвоение и растрата принадлежащего детям имущества (ст. 2082).

Положения гл. IV «О злоупотреблении власти опекунов и попечителей» были идентичными положениям гл. II раздела XI. Статьи 2091-2093 Уложения также предусматривали ответственность за принуждение к вступлению в брак или монашество, за присвоение или растрату имущества либо иной вред опекаемым несовершеннолетним со стороны опекунов, попечителей и за вовлечение их в преступление, но субъектом названных преступлений были опекуны или попечители.

Наличие уголовной ответственности при равных формах преступного поведения законных родителей, опекунов и попечителей, на наш взгляд, обусловливалась, прежде всего, тем, что государство, отказавшись от полной монополии воспитания детей, оставшихся без попечения родителей в государственных воспитательных учреждениях, охраняло им же созданный институт опеки и попечительства.

Думается, что, осознавая приоритет семейного воспитания, как с учетом материально-бытовых условий жизни, так и иных самых разнообразных потребностей ребенка, государство стремилось с помощью уголовно-правовых средств обеспечить исполнение опекунами и попечителями их позитивных обязываний, что служило гарантией надлежащего функционирования зарождавшегося в то время института опеки и попечительства.

Нормами гл. 6 «О нарушении постановлений о воспитании юношества» раздела VIII «О преступлениях против общественного благоустройства и благополучия» уголовными проступками признавались следующие деяния: самовольное учреждение учебного или воспитательного заведения (ст. 1319); уклонение от выполнения решения о закрытии учебного заведения (ст. 1320);

обучение детей без надлежащего свидетельства о необходимых на то знаниях (ч. 1 ст. 1321); допуск таких лиц к педагогической деятельности родственниками, опекунами, содержателями училищ и пансионов (ч. 2 ст. 1321). Полагая, что «без обладания делом воспитания порядок не будет прочен, что необходимо воспитывать молодое поколение в духе известной правительственной системы», государственная власть, «реализуя стремление сохранить за собой монополию на идеологию.

Кроме специальных глав, в Уложении о наказаниях уголовных и исправительных содержались и иные нормы, охранявшие интересы несовершеннолетних.

Так, нормами раздела II «О преступлениях против веры и нарушении ограждающих оную постановлений» предусматривалась ответственность за воспитание детей не в христианской вере, за допущение христианских детей к неправославным обрядам и т. д. (ст. 192, 198, 200, 201, 209, 220).

https://www.youtube.com/watch?v=https:accounts.google.comServiceLogin

Глава III «О преступлениях против общественной нравственности и нарушении ограждающих оную постановлений» содержала ст. 1285, в которой предусматривалось наказание в отношении лиц, осуществляющих надзор за малолетними или несовершеннолетними, в случае благоприятствования или склонения последних к «непотребству» или другим порокам, и ст.

1296, по которой карались за сводничество в целях «непотребства» детей своими родителями. В отделении «О противных нравственности и благопристойности сочинениях, изображениях, представлениях и речах» определялась ответственность учителей, наставников и опекунов за распространение ими в учебном заведении сочинений или изображений, «явно противных добрым нравам и благопристойности среди вверенных им под надзор малолетних и несовершеннолетних» (ст. 1303).

Глава XIV Уложения «О нарушении уставов фабричной, заводской и ремесленной промышленности» включала ст. 1378, согласно которой следовала ответственность для мастера и подмастерья, если они будут уличены в «злоупотреблении дозволенных им законом мер домашнего исправления учеников своих или в том, что они дают им недовольно успокоения и пищи»; в ст.

1380 предусматривалось наказание за то, если мастер «вместе с собою напоит в работный день подмастерья или ученика или пойдет с ним в зазорный дом, или, усмотрев развратное их поведение, за оное не накажет их»; а в ст. 1384 — за отсутствие со стороны мастера заботы об обучении и хорошем поведении своих подмастерьев и учеников (гл.

Такое структурирование уголовного закона позволяет признать, что уголовно-правовая охрана несовершеннолетних детей осуществлялась, во-первых, как охрана пассивных объектов родительской, опекунской или попечительской заботы в рамках семьи, во-вторых, как охрана самостоятельных субъектов, обладающих специфическим правовым статусом.

В XIX в. под воздействием светского законодательства многие институты семейного права трансформировались и объективно подвели к признанию церковной формы не единственной формой брака. Уголовно- правовые меры воздействия должны были, выполнять, роль специальных юридических средств обеспечения законного и государством, санкционированного брака.

Применительно к предмету исследования к преступлениям против семейных отношений также следует отнести похищение и подмену младенца с целью скрыть его происхождение или состояние либо без таковой, а также оставление у себя неизвестного либо известного младенца (ст. 1856-1859 гл. I «О незаконном лишении прав состояния» раздела IX «О преступлениях и проступках против законов о состояниях»).

Наука по-разному определяла объект указанных преступлений. В.В. Есипов относил эти деяния к преступлениям против личной свободы как «индивидуальной способности лица располагать своими внутренними, душевными движениями и внешними, физическими проявлениями самодеятельности». Объектом таких преступлений С. В.

Познышев считал права родителей по содержанию и воспитанию детей. А. Лохвицкий называл основным объектом этих преступлений права состояния. Он в то же время полагал, что в случае совершения данных преступлений «младенец лишается не только прав состояния, но и попечений своих родителей и, кроме того, при похищении поражается еще и третье лицо — родители».

Несмотря на дискуссионный характер содержания основного непосредственного объекта похищения, подмены и оставления у себя ребенка, приведенные выше трактовки указывают, что прежде всего совершение этих преступлений в основном рассматривалось как деяние, дестабилизирующее внутрисемейные отношения, лишающее как родителей, так и детей их прав на осуществление и получение семейного воспитания.

Родителеубийство по Уложению 1845 г. (в ред. 1885 г.) признавалось самым тяжким преступлением против жизни и влекло особый вид наказания: «За умышленное убийство отца и матери, виновные подвергаются: лишению всех прав состояния и ссылкой в каторжную работу в рудниках без срока. По прибытии их в место каторжной работы они ни в коем случае и ни по каким причинам не переводятся в отряд исправляющихся, увольняются от работы не иначе как за совершение к оным от дряхлости неспособностью, и даже тогда не освобождаются от содержания в строгости» (ст. 1449). По мнению Н.С. Таганцева, «…

Уголовно-правовая охранаправ и интересов членов семьи по действующему УК РФ 1996 года

Общее, что присуще всем преступлениям, включенным в главу 20 УК РФ, заключается в том» что они посягают на интересы нормального воспитания несовершеннолетних, либо равно на интересы семьи- Эти преступления подразделяются по двум видовым (групповым) объектам, С учетом предмета нашего исследования мы анализируем лишь составы, непосредственно посягающие на права и интересы семьи, ее нормальное социально-ориентированное функционирование- С объективной стороны ЭТИ преступления могут характеризоваться как действиями, так и бездействием.

По опубликованным данным с 1997 года отмечается рост числа преступлений против семьи и несовершеннолетних, объединенных главой 20 УК РФ. Так, в 1997 году их было зарегистрировано 6050І; в 1998 году-67074; в 1999 году — 67314. Лиц, совершивших такие преступления, выявлено: в 1997 году-45625; в 1998 году-47610;

Все преступления, объединенные главой 20 УК РФ с учетом содержания объектов, делятся на несколько блоков, каждый из которых нуждается в изучении. Статьи 150, 151 УК РФ непосредственно защищают нормальные условия воспитания несовершеннолетних.

Уголовный кодекс Российской Федерации содержит ст. ст. 152 — 155, предусматривающие ответственность за посягательства именно на права и интересы членов семьи, В каждой из выделенных статей свой индивидуальный непосредственный объект. Объединяют эти составы в одну группу черты сходства непосредственных объектов. Это всегда посягательства на права членов семья и, прежде всего, несовершеннолетних.

https://www.youtube.com/watch?v=ytadvertiseru

Необходимо отметить, что глава 20 не включает специальные нормы, охраняющие другие важные интересы семьи. Например, не все экономические, репродуктивные и иные, которые так или иначе представляются важными и четко сформулированы в зарубежном законодательстве. Анализу этих вопросов посвящены параграфы 2-4 настоящей главы. В первом параграфе настоящей главы исследуются составы преступлений, предусмотренные статьями 152 -156 УК РФ.

Торговля несовершеннолетними. (Ст. 152 УК РФ). Пункт девятый Резолюции Генеральной Ассамблеи ООН, одобряя Декларацию прав ребенка, провозглашает, что ребенок не может быть объектом торговли в какой бы то ни было форме1. Однако такие посягательства встречаются. По данным ГИЦ МВД России в 1998 году зарегистрировано 74 факта торговли несовершеннолетними;

Например, по ст. 152 УК РФ в целом по России зарегистрировано: в 1999г, — 28, в 2000г. — 37 преступлений1. Статистика не отражает реального положения дел. Первоначально проблема была обозначена публикациями в средствах массовой информации — Специалисты-юристы обратили внимание на проблему позже

Заметим, что это преступление типично для государств, появившихся на постсоветском пространстве 1.

Скрытой формой торговли в России занимались иностранные агенты по усыновлению, В субъектах Российской Федерации функционировали непредусмотренные законом центры по усыновлению, которые также занимались торговлей несовершеннолетними, В последние годы фактов совершения таких посягательств становится все больше.

На международном рынке установлена даже цена за одного ребенка — от 15 тысяч долларов США и выше. В российских условиях эта сумма на порядок ниже, в частности, с центром усыновления города Нижнего Тагила Свердловской области работало і 27 международных агентств, больше половины которых осуществляют криминальную деятельность, так как не имеют лицензии5.

Для пресечения данной незаконной практики 28 декабря 1992 года в России был установлен мораторий на усыновление детей — граждан Российской Федерации иностранцами. Он не касался лишь детей, нуждающихся в медицинской помощи, которая могла быть оказана только за пределами России. К сожалению, эта оговорка при применении закона позволила обходить мораторий- Из страны только Б 1993 году выехало 1272 ребенка1.

Предлагаем ознакомиться  Когда надо пересдавать на права при лишении

Например, на базе анализа законодательства ряда регионов России (республика Татарстан, Алтайский край, Белгородская, Курская и Московская области, а также Москва), РЛО-Шульга установил многочисленные факты продажи сирот за границу работниками самих детских учреждений. Схема продажи сирот включала формирование организованной преступной группы из чиновников, ответственных за принятие решений об усыновлении, й врачей Домов ребенка.

Он же подчеркнул, что, несмотря на запрет деятельности посреднических организаций, занимающихся вопросами усыновления, такие организации продолжают активно функционировать. Объективным показателем их деятельности является то, что более половины детей усыновляется иностранцами. Например, в Санкт-Петербурге данный показатель достигает 85%?

Например, К.К.Сперанский отмечает, что цены на детей колеблются от 14 до 50 тысяч долларов США, В Москве ежегодно реализуются 320 младенцев по средней цене 30 тысяч долларов за каждого .

Специально уголовная ответственность за торговлю несовершеннолетними впервые была включена в Уголовный кодекс РСФСР 7 марта 1995 года (ст. 1252). Публикаций по этому составу немного. Среди них можно выделить лишь несколько работ Ткаченко В., Милевского А.И., Боровикова В.Б., Кулаковой Н.гЛ В действующем законодательстве содержится ст, 152 УК РФ, которая существенно расширила круг квалифицированных видов посягательства и изменила редакцию ряда предусмотренных ст.

1252 УК РСФСР квалифицированных видов преступлений. В частности, дополнительно ст. 152 УК РФ предусмотрела такие квалифицированные составы, как совершение преступлений в отношении двух или более несовершеннолетних (п. «б» ч. 2); организованной группой (п. «в» ч. 2); в целях вовлечения несовершеннолетнего в совершение преступления или иных антиобщественных действий, а также для совершения действий сексуального характера (п. «е» ч. 2)2;

В части 3 ст. 166 Всеобщей Декларации прав человека, принятой Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 г., указано, что семья имеет право на защиту со стороны общества и государства.

Кроме того, Конвенция о правах ребенка, принятая 44-й сессией Генеральной Ассамблеи ООН 20 ноября 1989 г. (ратифицированная постановлением Верховного Совета СССР от 13 июня 1990 г. № 1559-I), обращает внимание на предоставление семье необходимой защиты и содействия. Также Конвенцией провозглашено, что ребенку для полного и гармоничного развития его личности необходимо расти в семейном окружении, в атмосфере счастья, любви и понимания (абз. 6 преамбулы Конвенции).

Нормы международного права о защите интересов семьи, как наивысшей ценности, со стороны общества и государства нашли свое отражение и в конституционном законодательстве.

Так, в ст. 7 Конституции Российской Федерации, принятой 12 декабря 1993 г., отмечается, что Российская Федерация — социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека. Согласно же ст. 38 материнство и детство, семья находятся под защитой государства.

Семейный кодекс Российской Федерации согласно положениям Конвенции о правах ребенка 1989 г. к основным принципам семейного законодательства относит принцип приоритета семейного воспитания ребенка (пункт 3 статьи 1) и закрепляет право каждого ребенка жить и воспитываться в семье, насколько это возможно (пункт 2 статьи 54).

Необходимость совершенствования законодательства в сфере защиты семьи, материнства и детства подтверждает актуальность исследования.

В Уголовном кодексе Российской Федерации 1996 г. защита интересов семьи и несовершеннолетних выделена в отдельную главу 20. Ответственность за посягательства на интересы несовершеннолетних, но не семьи в целом установлена и в других главах Уголовного кодекса, но не в качестве самостоятельных составов преступлений, а лишь как квалифицированные их виды.

Несмотря на то, что имеются исследования многими авторами по этим вопросам, существует необходимость более углубленного изучения как законодательного, так и практического опыта с той целью, чтобы совершенствовать уголовное законодательство в этом направлении.

Непосредственным объектом нашего исследования является уголовная ответственность за преступления, предусмотренные ст. ст. 154 «Незаконное усыновление (удочерение)» и 155 «Разглашение тайны усыновления (удочерения)» УК РФ.

Усыновление (удочерение) являются приоритетной формой устройства детей, оставшихся без попечения родителей. В соответствии с семейным законодательством Российской Федерации усыновление (удочерение) применяется в отношении несовершеннолетних детей и исключительно в их интересах. При устройстве ребенка обязательно учитываются его этническое происхождение, родной язык, принадлежность к определенной культуре и религии и возможность обеспечения преемственности в воспитании и образовании. Братья и сестры не могут быть усыновлены (удочерены) разными людьми, кроме тех случаев, когда усыновление отвечает интересам детей.

2.1 Уголовно-правовая  характеристика преступлений, касающихся   нарушения тайны и действующего закона при усыновлении (удочерения)

Необходимо отметить следующие особенности усыновления (удочерения): оно позволяет ребенку чувствовать себя полноценным членом семьи; сохраняются все отношения и права наследования, в том числе по достижении совершеннолетия; возможность присвоить ребенку фамилию усыновителя, поменять имя, отчество, место рождения и в некоторых случаях дату рождения.

Но, к сожалению, кроме законного усыновления (удочерения), может иметь место и незаконное усыновление (удочерение). Непосредственным объектом незаконного усыновления (удочерения) (ст. 154 УК РФ) являются общественные отношения в сфере охраны интересов семьи как основной ячейки общества.

Субъектами преступных действий, предусмотренных статьей 154 УК РФ, являются лица, которые ответственны за оформление официальных документов на усыновление. Ими могут являться работники детских домов и интернатов, медицинских учреждений, органов образования и т.д. Должностное лицо, которое осуществляет устройство детей либо содействует этому, при наличии признака корыстного побуждения, подлежит ответственности за злоупотребление должностными полномочиями (ст. 285 УК РФ) или получение взятки (ст. 290 УК РФ).

Субъективной стороной преступления является прямой умысел. Обязательным признаком субъективной стороны являются корыстные побуждения, т. е. стремление виновного извлечь из усыновления (удочерения) материальную выгоду.

Объективная же сторона ст. 154 УК РФ включает в себя незаконные действия по усыновлению (удочерению) детей, передаче их под опеку (попечительство), на воспитание в приемные семьи, совершенные неоднократно.

https://www.youtube.com/watch?v=channelUCxsZoFcOxlM1DGtgZrwy83g

Уголовная ответственность по ст. 154 УК РФ наступает в том случае, если лицо нарушает нормы Семейного Кодекса Российской Федерации, а также нормы других подзаконных актов, например, Правил постановки на учет консульскими учреждениями Российской Федерации детей, являющихся гражданами Российской Федерации и усыновленных иностранными гражданами или лицами без гражданства, Правил передачи детей на усыновление (удочерение) и осуществление контроля за условиями их жизни и воспитания в семьях усыновителей на территории Российской Федерации, а также Правил ведения государственного банка данных о детях, оставшихся без попечения родителей, и осуществления контроля за его формированием и использованием.

Как уже упоминалось выше, порядок усыновления (удочерения) детей определяет Постановление Правительства РФ от 29 марта 2000 г. № 275.

Согласно ст. 2 названного Постановления усыновление допускается в отношении несовершеннолетних детей, единственный родитель или оба родителя которых умерли; неизвестны, судом признаны безвестно отсутствующими или объявлены умершими; признаны судом недееспособными; лишены судом родительских прав; дали в установленном порядке согласие на усыновление;

Усыновление найденного (подкинутого) ребенка, родители которого неизвестны, может быть осуществлено в установленном законодательством Российской Федерации порядке при наличии соответствующего акта, выданного органами внутренних дел. Усыновление ребенка, оставленного в родильном доме (отделении) или ином лечебно-профилактическом учреждении, может быть осуществлено в установленном законодательством Российской Федерации порядке при наличии соответствующего акта, составленного администрацией учреждения, в котором был оставлен ребенок.

Санкциями за незаконные действия (оформление документов на детей, родители которых живы и не дали согласия на усыновление другими лицами; оформление документов без надлежаще представленных усыновителями документов о возможности заниматься воспитанием детей, а именно документов о состоянии здоровья, материальном благополучии, о жилищных условиях и прочее;

оформление документов без согласия ребенка, достигшего 10-летнего возраста; оформление документов на усыновление ребенка иностранными гражданами без надлежащей проверки о возможности усыновления ребенка на территории РФ его близкими родственниками или российскими гражданами), являются: штраф в размере до сорока тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех месяцев, либо исправительные работы на срок до одного года, либо арест на срок до шести месяцев.

Неоднократное совершение незаконных действий по усыновлению (удочерению) предполагает действия, которые совершены виновным при одновременном устройстве двух или более детей, оставшихся без попечения родителей, в интересах разных лиц или нескольких детей последовательно в течение относительно непродолжительного времени.

Хотелось бы заострить внимание на вопросе о неоднократности как об одном из оснований привлечения к уголовной ответственности за преступление, предусмотренное ст. 154 УК РФ. Незаконные действия, совершенные разово, при устройстве ребенка, оставшегося без попечения родителей, при отсутствии корыстных побуждений не образуют преступления.

Следует также дополнить санкцию наказанием в виде лишения свободы, предусмотрев в ч. 1 ст. 154 его срок — до двух лет, в части 2 — до трех лет, а в части 3 — до пяти лет лишения свободы, а также увеличить срок и ареста, и исправительных работ.

Состав данного преступления — формальный, т.е. преступление признается оконченным с момента повторного совершения действий, нарушающих установленный законодательством порядок устройства детей, оставшихся без попечения родителей. Для квалификации деяния по ст. 154 УК РФ не требуется завершения процедуры оформления требуемых документов, а также факта передачи детей предполагавшемуся опекуну или на воспитание в приемную семью.

На фоне громких уголовных дел по жестокому обращению с детьми, усыновленными в России и увезенными за рубеж иностранными гражданами, вне всяких сомнений актуально рассмотрение правового регулирования щепетильных процессов принятия в семью в качестве члена семьи маленьких граждан Российской Федерации.

С целью усиления государственного контроля за усыновлением детей, оставшихся без попечения родителей, в 2001 г. был принят Федеральный закон «О государственном банке данных о детях, оставшихся без попечения родителей». Закон подтверждает приоритет российских усыновителей перед иностранными гражданами.

Преимущество при усыновлении отдается гражданам РФ, и это является естественным. И в случае, если нет возможности передать детей на воспитание в семьи граждан РФ, которые постоянно проживают на территории РФ, либо на усыновление родственникам детей независимо от гражданства и места жительства этих родственников, допускается усыновление детей иностранными гражданами и лицами без гражданства.

Громкие убийства малолетних граждан России приемными родителями, произошедшие за рубежом, вызвали немедленную реакцию Генеральной Прокуратуры Российской Федерации. Пообещав очистить российский рынок усыновления от иностранцев и их посредников, органы на местах отреагировали незамедлительно.

Доказательством изложенному может служить процесс по «сиротскому делу», прошедший во Владивостоке, где на скамье подсудимых оказались чиновник мэрии и старший воспитатель социального отделения 2-й городской детской больницы. Оба они обвинялись в попытке содействовать незаконному усыновлению ребенка гражданами США.

Предлагаем ознакомиться  Срок исковой давности по наследству

В результате Ленинским районным судом г. Владивостока был вынесен обвинительный приговор по данному уголовному делу. При этом суд полностью согласился с мнением государственного обвинения и признал виновной бывшего главного специалиста по охране прав детей отдела образования администрации города Владивостока в совершении преступления, предусмотренного частью первой статьи 303 Уголовного кодекса Российской Федерации (фальсификация доказательств по гражданскому делу), приговорив ее к штрафу в размере ста тысяч рублей.

https://www.youtube.com/watch?v=ytdevru

Этим же приговором старший воспитатель социального отделения детской городской больницы № 2 города Владивостока признана виновной в совершении преступлений, предусмотренных статьей 154 УК РФ (незаконное усыновление, удочерение), частью первой статьи 327 УК РФ (подделка официального документа), частью первой статьи 303 УК РФ (фальсификация доказательств по гражданскому делу), за указанные преступления ей назначено наказание в виде одного года лишения свободы условно с испытательным сроком в один год, штрафа в размере 120 тысяч рублей и лишения права заниматься профессиональной деятельностью, связанной с усыновлением и удочерением детей, сроком на два года.

Судебным следствием установлено, что весной 2011 г. обвиняемые умышленно в целях незаконного удочерения Даши Н., 2010 г., гражданами Соединенных Штатов Америки внесли в официальные документы заведомо ложные сведения о том, что девочка якобы предлагалась для усыновления четырем российским семьям, а также о том, что родственники девочки отказываются брать ее на воспитание.

Очевидно, что такого рода преступления нередко бывают связаны со взяточничеством, злоупотреблением должностными полномочиями, подделкой документов.

Что же касается разглашения тайны усыновления (удочерения) (ст. 155 УК), то тайна усыновления ребенка охраняется законом, и все лица, участвовавшие в процедуре подготовки и исполнении усыновления, обязаны сохранять ее. Распространение сведений об усыновлении может причинить нравственные страдания ребенку, воспрепятствовать созданию нормальной семейной обстановки и затруднить процесс воспитания ребенка.

Непосредственным и основным объектом нарушения тайны усыновления являются охраняемые законом интересы семьи и нормальное формирование и развитие личности ребенка. Дополнительными объектами выступают: закрепленное в Конституции РФ право на независимость личности, включающее в себя право на семейную тайну, с одной стороны, а с другой, нормальная, отвечающая закону деятельность организаций и учреждений, представители которых непосредственно вовлечены в процесс усыновления либо иным образом осведомлены о данном факте.

Уголовно-правовая охрана экономических интересов семьи

Злостное уклонение от уплаты средств на содержание детей или нетрудоспособных родителей, (Ст. 157 УК РФ).

Статья 38 Конституции РФ расценивает заботу о детях как равное право и обязанность родителей. Одновременно часть 3 ст. 38 требует от трудоспособных детей, достигших 18 лет, осуществлять заботу о нетрудоспособных родителях. Указанные положения отражены в нормах Семейного кодекса Российской Федерации.

Это объясняется тем, что лица, входящие в состав семьи, связаны правами и обязанностями. Семья является не только союзом для деторождения, но и решает многие другие задачи, в том числе и хозяйственно-экономические1. Так, ст. 71 СК РФ, посвященная лишению родительских прав, провозглашает, что родители, лишенные родительских прав, несут обязанности по содержанию своего ребенка.

Одновременно они теряют право на получение от него содержания. Статья 80 СК РФ обязывает родителей содержать своих несовершеннолетних детей. Согласно ст. 85 СК РФ такая обязанность распространяется и на нетрудоспособных совершеннолетних детей, нуждающихся в помощи. Ст. 87 СК РФ регламентирует обязанности совершеннолетних детей по содержанию своих родителей, нетрудоспособных и нуждающихся.

В Советской России уголовная ответственность за такое деяние содержалась в ст. 122 УК РСФСР и была предусмотрена за злостное уклонение родителей от уплаты по решению суда средств на содержание несовершеннолетних детей или от содержания состоящих на их иждивении совершеннолетних, но нетрудоспособных детей1.

Уголовные кодексы Узбекской (ст. 106), Казахской (ст. 114% Грузинской (ст. 126), Молдавской (ст. 111), Латвийской (ст. 121) и Армянской (ст. 125) ССР предусматривали ответственность за злостное уклонение от оказания помощи родителям, одновременно устанавливали уголовную ответственность и за злостное уклонение от содержания нетрудоспособного супруга.

Уголовный кодекс РФ 1996 года в статье 157 частично воспроизвел соответствующие виды преступлений. Сама ст. 157 УК РФ сконструирована нетрадиционно. В ней две части, каждая из которых формулирует признаки самостоятельного посягательства. Часть 1 ст. 157 УК РФ предусматривает ответственность за злостное уклонение родителя от уплаты по решению суда средств на содержание несовершеннолетних детей, а равно нетрудоспособных детей, достигших 18-летнего возраста. Часть 2 ст.

В литературе в советский период данная проблема подвергалась специальному изучению в диссертациях А.Я.Тупицы, В-В.Тимощенко и В.С. Савельевой. Анализируемым вопросам были посвящены также отдельные статьи других авторов .

Как видно из приведенной информации, серьезного внимания со стороны исследователей к глубокому изучению проблемы не наблюдалось. Публикации посвящены, как правило, частным проблемам и носят фрагментарный характер. В последующие годы ситуация не меняется. Вся информация по данному вопросу концентрируется в практических комментариях Уголовного кодекса и в кратких описаниях признаков состава в учебниках по Особенной части Уголовного кодекса РФ- Состояние дел с разработкой проблемы, особенно с учетом перехода к рынку и принятием нового кодекса 1996 года, нельзя признать удовлетворительным.

Изучение этих вопросов не потеряло актуальности. В статистике преступности по России ежегодно фиксируется большое число таких преступлений. Например, в 1997 году было зарегистрировано 44295 преступлений, квалифицированных по ст. 157 УК РФ; в 1998 году зарегистрировано 44737, а в 1999 — 40295 преступлений2.

В 2000 году таких преступлений было 415123. По краям и областям России, в зависимости от численности населения, этот показатель ежегодно колеблется от 300 до 1000. Единственное исключение — крупные города. Например, по данным Харченко О.В. в 1997 году в Санкт-Петербурге было зарегистрировано 1021 преступление, а в 1998 — 9471.

https://www.youtube.com/watch?v=ytaboutru

Заметим, что анализируемая категория преступлений составляет около 70% (В 1998 году — 66,7%) от всех составов преступлений, включенных в главу 20 УК РФ. По другим данным, число родителей, разыскиваемых за злостное уклонение от уплаты алиментов, составляет 8435 человек2. Среди уклоняющихся от уплаты алиментов немало людей, прежде осуждавшихся за такие же преступления.

Слабая исследованность темы породила значительные расхождения при определении содержания объекта преступления, в ряде новейших учебников вопрос вообще был обойден , Другие авторы определяют объект по-разному. например, Г.Л.Кригер полагает, что в опасность ставится здоровье и нормальное развитие несовершеннолетних, либо нетрудоспособных детей4.

СЛМурзаков полагает, что объектом являются по ч. 1 ст. 157 УК РФ материальные интересы детей, обеспечивающие их нормальную жизнь, физическое и нравственное развитие, а по части второй данной статьи -материальные интересы нетрудоспособных родителей5. А,Е.Якубов оценивает объект как здоровье и нормальное развитие детей .

Мы обращаем внимание на то, что во всех перечисленных вариантах, при всех их расхождениях выделены элементы, которые находятся за пределами охраняемых статьей интересов. Полагаем, что ни ненормальное психофизическое существование, ни нравственная основа человеческих взаимоотношений, ни здоровье детей к объекту анализируемого преступления не относятся.

Ближе к точному решению вопроса авторы, специально исследовавшие данную тему. Так, В.В.Тимощенко относит к охраняемым интересам общественные отношения по материальному обеспечению потерпевших. Родовым объектом этих преступлений он называет семейные отношения в целом . АЛ.Тупица также относит посягательства к преступлениям, посягающим на интересы семьи2.

Мы полагаем, что характер защищаемых интересов предопределен нормами семейного законодательства, в частности, статьями 71? 80, 85, 87 СК РФ. Эти нормы направлены на обеспечение нормального функционирования семьи, в частности, на минимальное обеспечение материальных потребностей наименее защищенных членов семьи.

Статья 157 УК РФ носит бланкетный характер, поэтому ошибку допускают те авторы, которые пытаются определять содержание объекта, опираясь только на текст ст. 157 УК РФ. Мы полагаем, что объектом анализируемого преступления являются материальные интересы семьи, в частности ее наименее защищенных членов (несовершеннолетних, совершеннолетних нетрудоспособных детей, а также нетрудоспособных родителей).

Потерпевшими в анализируемом преступлении являются две группы лиц. По первой части ст. 157 УК РФ это несовершеннолетние дети, а также нетрудоспособные совершеннолетние дети. По второй части потерпевшими выступают нетрудоспособные родители. Действующий уголовный закон, как, казалось бы, на первый взгляд, не учитывает реальных семейных отношений.

Так, согласно ряда норм семейного законодательства, обязанность по содержанию детей в случае невозможности получения содержания от родителей может быть возложена и на других членов семьи (совершеннолетние братья, сестры, бабушки, дедушки). Такая обязанность возлагается на указанных лиц, если они имеют соответствующую возможность (ст. ст.

93, 94 СК РФ). Однако предусматривать уголовную ответственность для данной категории лиц нецелесообразно, так как не они произвели на свет нуждающихся в алиментах детей, и их обязанность по содержанию по семейному законодательству ставится в зависимость от материальных возможностей. Вместе с тем согласно ст.

93 СК РФ, если в судебном порядке алименты назначены от трудоспособных совершеннолетних братьев и сестер в пользу нуждающихся в помощи братьям и сестрам, то при злостном уклонении от уплаты средств уголовная ответственность по признакам ст. 157 УК РФ не возникает, так как согласно части первой ст. 157 УК РФ субъектом могут быть только родители.

https://www.youtube.com/watch?v=userctctv

Фактически уголовная ответственность за злостное уклонение от уплаты алиментов связана только с алиментными обязательствами первой очереди. Алиментные обязательства второй очереди (субсидиарные), даже если алименты назначены решением суда (например, обязанность внука содержать дедушку, бабушку), остаются за границами ст. 157 УК РФ. В последнем варианте злостного уклонения от уплаты алиментов могут проявляться элементы более высокой общественной опасности.

Похожие диссертации на Уголовно-правовая охрана семьи

Уголовно-правовая охрана семьи и несовершеннолетнихРешетникова, Гульнара Аликовна

Похожие диссертации на Уголовно-правовая охрана семьи

Уголовно-правовая охрана семьи и несовершеннолетнихРешетникова, Гульнара Аликовна